«Мертвая», или «функциональная», мать редко улыбается своему ребенку, редко говорит с ним, редко обнимает. Она злится в ответ на его слезы и не умеет радоваться его успехам. Вместе с детским психологом Верой Сафроновой мы попытались разобраться, кто такие «мертвые матери» и есть ли способы их «воскресить».

Кто такие «мертвые матери»

Феномен, получивший название «комплекс мертвой матери», в середине XX века описал французский психоаналитик Андре Грин. Его определение, основанное на личном опыте, было сформулировано так: «Это мать, которая, оставаясь живой, в глазах маленького ребенка, о котором она заботится, становится мертвой психически, потому что по той или иной причине впала в депрессию».

Мать психоаналитика долго переживала болезнь старшей дочери, а потом трагически умерла ее сестра. Маленький Андре практически ее не видел, а во время редких встреч она не принимала никакого участия в его жизни. Логично, что, став психоаналитиком, он решил исследовать и само поведение таких матерей, и то, как оно может отразиться на их детях.

Термин «комплекс мертвой матери» родом из психоанализа: в современной психологической практике он не очень прижился. Чаще для обозначения такого родительского поведения используется термин «функциональная мама». То есть мама, которая есть в жизни ребенка физически, но не включена в его жизнь эмоционально, из-за отсутствия ресурсов по разным внутренним причинам.

Задачи такой мамы в воспитании ребенка сужаются до «накормить, обуть, одеть»

У «функциональной мамы» нет сил, чтобы выровнять свое эмоциональное состояние, и это не позволяет ей уделять достаточно внимания ребенку. Она не может подарить ему любовь, откликнуться на его потребности, поддержать и успокоить, когда ему это очень нужно.

Сразу вспоминается классическая советская мама или бабушка, вся забота которых выражается в том, чтобы накормить ребенка борщом и напомнить ему надеть шапку.

Вера Сафронова объясняет: «В советское время в принципе не было знаний о популярной сейчас теории привязанности и понимания того, насколько это важно. У большинства женщин, которых родили сразу после войны, не было такого опыта материнской любви. И действительно хорошей мамой считалась та, которая именно что оденет, накормит и обует. Дети, выросшие в таких семьях, приходя к психотерапевту, все как один говорят: «У меня всё было, но не было самого важного: понимания, любви и принятия».

«»Функциональная мама», — объясняет Вера Сафронова, — это человек, не знающий и не понимающий своих потребностей. Она не распознает, чего ей на самом деле хочется, что она чувствует. У нее нет эмоционального контакта с собой, она лишена того, чего бы ей хотелось, и в результате она душевно умирает».

Почему они «умирают»

«Функциональными мамами», естественно, не рождаются, ими становятся. И не последнюю роль в формировании подобной модели поведения играет мать такой женщины. Нарушение привязанности к собственной матери ведет к тому, что «вырастают тревожные мамы, которые больше ориентируются на внешнее, чем на внутреннее, в себе. Их фокус внимания смещен на мир вокруг, а не на рефлексию».

В семьях таких женщин, по словам эксперта, могли быть гиперконтроль и гиперопека, нападки, постоянные упреки в недостаточном уважении и любви к родителям, хаотичное, амбивалентное поведение и непредсказуемость матери (сегодня так делать можно, а завтра за то же самое следует наказание). Неспособность матери понять истинные потребности ребенка, полное или частичное отсутствие эмпатии, а также частые вспышки неконтролируемой агрессии (необязательно направленной на детей) приводят к тому, что, вырастая и становясь матерью, женщина наследует все это.

Она просто не знает, как вести себя иначе, у нее нет другой модели семьи и другого сценария материнства

Однако, помимо семейной истории, есть и другие факторы, которые могут производить на женщин эффект «мертвой воды». Среди основных Сафронова выделяет сложности и разочарования в семейной жизни или во взаимоотношениях с другими, отсутствие поддержки с воспитанием ребенка, потерю близких. А также развод или послеродовую депрессию. По сути, любое сильное негативное потрясение или хронический стресс могут повлечь за собой депрессию или привести к выгоранию, когда эмоционального ресурса на включенность в чужую жизнь (даже в жизнь собственных детей) становится просто недостаточно.

Сафронова отмечает, что проблема «функциональных матерей» глобальна. «В XXI веке общество сделало всё для того, чтобы женщина становилась именно такой. На современных матерей наваливается колоссальное количество ролей. Общество диктует женщине, что она должна быть одновременно и идеальной мамой, и хорошей женой, и отзывчивой подругой, а еще хорошим работником и исполнителем. И эта самая мама должна еще быть стабильным взрослым для ребенка. Родителем, у которого есть силы быть в контакте со своими детьми и эмоционально их поддерживать. Родитель мечты. Но так не бывает».

Психолог уверена, что чем больше общество навязывает женщинам подобные правила, тем чаще у них рождается чувство необоснованной вины. Установки вроде «я всегда должна быть идеальной» становятся причиной постоянного напряжения, которое в свою очередь выливается в то, что сил не остается ни на что вообще.

Особенно тяжело приходится женщинам, которые в своем материнстве оказываются без поддержки мужей, партнеров и родителей. Их организм автоматически переходит в энергосберегающий режим. И этот режим не предполагает эмоционального вовлечения в жизнь ребенка. Задача — просто выжить. Параллельно с этим чувство вины подстегивает женщину быть «сильнее, выше, больше», она становится всё более требовательной к себе, а потом и к детям, что приводит к их травматизации.

Дети, травмированные на всю жизнь

Важно понимать, что в первую очередь «функциональная мама» страдает сама. Ее эмоциональное истощение настолько велико, что она его не чувствует и пытается включаться еще больше, считая, что делает недостаточно. Но это включение происходит только на базовом уровне.

«Ребенок упал и ударился? „Функциональная мама“ не сможет его пожалеть, она просто отведет его в травмпункт и к врачу, — поясняет Сафронова. — Дети „мёртвых матерей“ часто болеют и часто травмируются, неосознанно пытаясь привлечь к себе внимание».

Плюс у «функциональной матери» всегда очень много требований к себе, что порождает гнев — сначала направленный на себя, но зачастую он распространяется и на детей, и на ближайшее окружение. Начинаются психологические нападки на ребенка.

«»Функциональная мама» эмоционально нестабильна, — объясняет эксперт. — Она не всегда адекватно реагирует на какие-то моменты или события в жизни ребенка. Или реагирует всегда по-разному. Она не знает, как ему посочувствовать. Не умеет жалеть себя и не умеет жалеть своих детей. Дети такой мамы постоянно находятся в стрессе. А вырастая, везут с собой во взрослую жизнь целую тележку проблем».

Что говорит об этом наука

Несколько лет назад в интернете появился и стал популярным ролик, в котором женщина сначала активно играет с ребенком, слушает его, протягивает руку, улыбается, а после делает все то же самое, но без эмоций. Этот ролик — повторение эксперимента «Каменное лицо», который провел еще в 1970-х годах американский ученый Эдвард Троник.

Задача ученого была в том, чтобы понять, реагируют ли дети на эмоции значимого взрослого, однако результаты и самого эксперимента (который повторили еще 250 раз), и последующих исследований дали гораздо больший материал для размышлений.

Так, выяснилось, что у детей, чьи матери были эмоционально холодны и безучастны к ним, повышается уровень кортизола в крови, меняется структура мозга, затрудняется не только мышление, но и контроль эмоций и импульсов, что в свою очередь препятствует формированию здоровых социальных отношений. Из таких детей вырастают холодные люди, которые рискуют стать такими же холодными родителями и «мертвыми матерями». Феномен «мертвого отца» не изучался, но исследователи не исключают, что и он существует.

Результаты эксперимента «Каменное лицо» отчасти созвучны результатам более раннего эксперимента 1969 года, проведенного Мэри Эйнсворт, — «Незнакомая ситуация» («Оставь ребенка с незнакомцем»). 20 минут наблюдений за ребенком, его реакцией на маму, ее уход и возвращение, а после на появление незнакомого человека (всего 7 эпизодов по 3 минуты) показали, что существуют три модели привязанности и от того, какая из них сформирована в диаде «мать — дитя», зависит не только самоощущение ребенка, но и способность впоследствии выстраивать отношения с партнером и со своими детьми.

«Дети «функциональных матерей», как правило, становятся взрослыми с повышенной тревожностью, — объясняет Вера Сафронова. — Они нередко пребывают в постоянном ожидании опасности, беды, несчастного случая, скорой смерти (интроецируемая на самого себя вытесненная материнская агрессия). У них может быть ощущение «дыры» в сердце и сложное восприятие самого себя или даже полное отсутствие представления о самом себе.

Вырастая, такие дети не знают своих особенностей и не осознают своих желаний и истинных потребностей. Они боятся сделать «неправильный выбор» и опасаются его последствий. Страх ошибки порой так велик, что человек предпочитает «стоять на месте». При этом он пребывает в вечном поиске «универсального рецепта» — как перестать быть собой и стать кем-то лучшим, чтобы все-таки заслужить любовь своей матери и обратить на себя ее внимание. Причем чаще всего взрослый человек не отдает себе в этом отчета. И это вскрывается лишь спустя много месяцев личной терапии».

Отражается воспитание «функциональной мамой» и на выстраивании романтических и партнерских отношений. Дети таких матерей вырастают в людей с нарушенной чувствительностью и возможными аффективными вспышками агрессии, не поддающимися контролю. Они не умеют принимать любовь, помощь, поддержку и заботу от окружающих, да и сами чаще всего не имеют желания всё это отдавать. Если же любовь все-таки случается, они постоянно в ней сомневаются. И с уважением, и с принятием других у них нередко возникают трудности.

Когда у таких взрослых рождаются собственные дети, все с высокой степенью вероятности повторяется по тому же сценарию. Замкнутый круг, разорвать который можно, лишь осознав, что ты являешься той самой «функциональной мамой».

Можно ли «воскреснуть»

«Большинству из нас никогда не объясняли, как поддерживать эмоциональный контакт со своими детьми, — объясняет Вера Сафронова. — Мы, нынешние 30–40-летние родители, — те первые поколения, кто только заговорил о важности эмоциональных связей. И даже просто осознание того, что с нами что-то не так, признание своей уязвимой чувствительной части, которая нуждается в помощи, — уже шаг к выздоровлению».

Что может сделать «функциональная мама», чтобы перестать быть такой? Сафронова советует начать с того, чтобы отслеживать свою усталость по 10-балльной шкале.

«Режим сна и отдыха, полноценное питание — кажется, что это все банальные вещи и прописные истины, однако у „функциональных мам“, как правило, наблюдается колоссальный дефицит всего этого, и действительно критически важно за этим следить, — говорит психолог. — Такой женщине важно учиться поддерживать себя, а не осуждать».

Что касается взаимодействия с ребенком, то тут нужно приложить гораздо больше усилий. «Функциональная мама» не может в один прекрасный день стать эмоционально включенной на 100%. Это долгая кропотливая работа над собой. Вера Сафронова рекомендует начинать с того, чтобы создавать хотя бы короткие промежутки эмоционального взаимодействия с ребенком.

«Пусть это будет всего несколько минут — просто поговорить, спросить о чем-то, что-то безоценочно (это очень важно) обсудить, сыграть в его любимую игру. Важно не количество времени, а его качество. Даже 5–10 минут ежедневного общения поможет исправить ситуацию. В первую очередь маме нужно снизить ожидания от себя в своем родительстве и не пытаться дать то, что она дать не в силах».

Еще один немаловажный нюанс — «функциональным» мамам» нужно научиться работать со своим внутренним гневом, которого у них обычно очень много: «Гнев в данном случае — это результат наших детских разочарований в том, что мы сами не получали эмпатии и поддержки, были лишены чего-то важного в своем детстве». Но справиться с этим самостоятельно редко получается, и с этой проблемой лучше обратиться к специалисту.

Важно налаживать контакт со своим состоянием, желаниями и потребностями. Как можно чаще задавать себе вопросы «Чего я хочу?», «А что я чувствую сейчас?», «А что бы почувствовал мой ребенок в данной ситуации?» и таким образом учиться вставать на место другого, развивать эмоциональный интеллект и эмпатию.

«„Живая вода“ для „мёртвых матерей“ — это любовь к себе. Додать, долюбить, дообнимать себя, и тогда появятся силы отдавать любовь вовне».

 

©


Вам также может быть интересно:


Сохранить и поделиться: