Поступил хороший вопрос, на который в двух словах не ответить, а потому я накорябал цельную статью, которую рекомендую запечатлеть как минимум на бересте (отливать в бронзе нынче дорого, а в золоте ненадежно — украдут) и хранить, пока ситуация не изменится!

«Подход, при котором «мертвые зубы — это инфекция, даже после эндо, и лучше менять их на импланты» — сколько в этом правды? То есть надо ли на современном этапе «держаться корней»? (с)

Мне очень приятно было увидеть под этим вопросом знак копирайта, как намек на то, что автор помнит девиз нашей клиники «Давайте держаться корней», который частично воплощен в гербе.

По поводу мертвых зубов — это, на мой взгляд, некая спекуляция, которой прикрывают стандартные менеджерские приемчики. Когда берут большую ложь, мешают ее с толикой правды, но благодаря этой небольшой поверхностной частичке, вся мысль чисто внешне обывателю кажется дельной.

Наука уже давно изучила если не все возможное, то очень многое. В частности, мертвые зубы исследовались со всех сторон, от статистической и физической до микробиологической. Их нарезали тонким слоем и клали под лупу, изучали в различных длинах волн и спектрах, просчитывали с точки зрения биомеханики, высеивали из них микрофлору, а людей с мертвыми зубами изучали со всех сторон под микроскопом.

304

Ни разу никто и нигде не писал о том, что после депульпирования зубов люди гибли от инфекции. Нет, конечно, если посмотреть внимательно, то практически у каждого, кто умер (от чего угодно), была хотя бы пара мертвых зубов. Но это все на уровне того, что 95% пассажиров разбившихся самолетов в течение 24 часов до этого ели огурцы, а потому авиакатастрофы можно считать следствием того, что люди едят эти жуткие зеленые овощи.

Какова же доля правды в этой весьма странной идее? А правда в том, что далеко не все зубы удается идеально депульпировать. Если работу удалось провести качественно, а потом вовремя отпротезировать такой зуб, то работать и радовать владельца они потом могут десятилетиями.

Но бывает иначе. Часть каналов настолько узка и извилиста, что их просто не удается пройти до верхушки, даже если у врача руки золотые по самые плечи и есть дорогущий микроскоп в придачу (у нас вот сейчас есть во всех филиалах).

Некоторые корни имеют такую анатомию, что нерв в них ветвится многократно, образовывая на выходе такую дельту, которой позавидует река Лимпопо. В таких случаях вычистить все до единого закоулки канала и адекватно запломбировать его — попросту за пределами возможностей человечества на данном этапе развития науки.

Но, чего греха таить, не у всех врачей руки золотые по самые плечи, возможно, потому, что растут не совсем из плеч. И дай такому врачу хоть телескоп из пулковской обсерватории, он все равно какой-нибудь канал до конца не запломбирует, а иногда и просто не найдет.

Что происходит, если качественная пломбировка не удалась и в канале остался мертвый нерв? Ясен пень, он начинает там разлагаться, а там, где тепло, мокро и есть много вкусной тухлятины, всегда появляются и пируют микробы. Вот эти микробы и приводят к образованию гранулем, кист, свищей, а в довершение ко всему и «флюса» на половину морды лица. И именно такие зубы уже реально опасны для нашего с вами благополучия (впрочем, скорее вашего, чем нашего).

Таким образом, ежу понятно, что сам по себе мертвый зуб никакой опасности для человека не представляет, но если он плохо запломбирован (по той или иной причине, коих может быть множество), то вы с ним долго не проживете. Придется расстаться, но уходить, слава Богу, в подавляющем большинстве случаев придется зубу, а не вам.

Увы, процент пятилетней выживаемости зубов после депульпирования совсем не близок к ста. По самым разным причинам — не более 85%, а то и меньше. Но это же не значит, что нужно при первом же глубоком кариесе все зубы удалять! Этак зубов не напасешься. Лечить обязательно нужно!

Так что наш лозунг «Давайте держаться корней» актуальности по сей день никак не утратил. Но есть, как говорится, нюанс.

Далеко не всегда есть смысл сражаться за каждый корень. Если врач сделал все, что мог, но исцеления не происходит, возможно, там одна из проблем, о которых я писал выше, и не в силах коллеги что-то изменить. Часто зуб доходит до такой степени разрушения, что спасать там уже нечего. Да и перелечивание ранее депульпированных зубов никогда не бывает гарантийным.

И вот тут в дело вступает банальная капиталистическая экономика. Пациент должен прикинуть, готов ли он вложить в лечение и протезирование негарантийного зуба полновесные отечественные рубли (или гнусные американские доллары), а потом, через год-три-пять-десять (никто не знает точно), когда зуб все же разболится, все равно удалять его и вкладывать еще пачечку примерно той же толщины (если не больше) за имплантацию с новым протезированием.

Опыт показывает, что пациенты делятся на три группы. Первые говорят: «Это мой зуб и я никаких денег не пожалею, лишь бы его спасти, даже если вероятность излечения всего пять процентов». Такие сознательные пациенты — радость любого ответственного стоматолога! Он с огромным удовольствием освоит вложенные средства и постарается сделать все, чтобы зуб вылечить. Но за результат отвечать не будет, т.к. в данном случае только Господь знает, чем и когда дело кончится!

Вторая группа пациентов заявляет: «Мы не в рулетку тут играем, то ли выйдет, то ли не выйдет. Если вероятность меньше 90%, то ну его (этот зуб) в плевательницу, ставьте мне имплантат и давайте гарантию, да побольше!» И таких пациентов врачи тоже прекрасно понимают и с удовольствием выполняют их пожелания.

Но больше всего мы любим третью группу пациентов, которые произносят следующие волшебные слова: «Я не врач, а потому ничего в этом не понимаю. Вот как бы вы сделали в таком случае себе (своей маме, ребенку и далее по списку), так и делайте, доктор. Я вам полностью доверяю!» И в этот момент слезы умиления наворачиваются на глаза врача, затюканного многочисленными жалобами потребительских экстремистов. И берет он в руки бор, и делает все, от него зависящее (а часто и не зависящее тоже), чтобы оправдать высокое доверие, ему здесь и сейчас оказанное!

Как видите, нет и не может быть единой рекомендации, лечить или удалять. Каждый случай уникален и индивидуален, как и человек, этот зуб в себе носящий. Хороший врач с замечательным пациентом всегда найдут выход из сложившейся ситуации и оба будут после этого жить долго и счастливо (надеюсь), если будет на то воля кого-то там наверху!

Аминь!

©


Вам также может быть интересно:


Сохранить и поделиться: