В случае если ты врач и утром у тебя операция, то не замаливайся на ночь. Выспись и проснись отдохнувшим. Твое молитвенное служение — лишь малый процент твоей деятельности. Главное твое служение — у операционного стола. Там священнодействуй

. Лишь в том случае, если же не выспавшимся встанешь у разъятого тела больного человека, и совершишь врачебную ошибку, и убьешь своей рукой того, кто доверил тебе свою жизнь, то вряд ли когда-нибудь отмолишь свою глупость и преступное непонимание того, что главное, а что вторичное.

Я слышал однажды о водителе троллейбуса, которому горе — духовник назначил тяжелую епитимью. И бедняга, вынужденный вставать в полпятого каждый день, подолгу клал поклоны, читал каноны и кафизмы, пока однажды, уставший и невыспавшийся, не разбил троллейбус. Духовник виноват. Его тупая и жестокая бесчувственность к жизни простого человека рождена из уверенности в том, что служение богу — это молитвенное служение и только оно. Точка. А ведь это не так.

Служить богу — не значит надеть священные одежды и умиленно возглашать припевы акафиста.

Служить богу — значит перед лицом божиим честно и правильно делать свое ежедневное дело, на которое ты поставлен промыслом. Повар на кухне ресторана тоже служит богу, если шепчет: «Иисусе, Сыне Божий, Помилуй нас», — нарезая лук, потроша рыбу, смешивая соус. В случае если повар этот рукой или глазами крестит пищу, которую сейчас унесет запыхавшийся официант, если повар желает здоровья тем, кто будет вкушать его стряпню, то неужели он не служит богу и людям прямо здесь — в чаду и духоте варочного цеха?
Он богу служит! Я в этом не сомневаюсь. «Протоиерей Андрей Ткачев.

Let’s block ads! (Why?)


©

Вам также может быть интересно:


Сохранить и поделиться: