Один из стереотипов восприятия, связанных с отечественной медициной, заключается в том, что она отсталая, новейшие технологии у нас бывают только импортными, сами мы почти ничего не производим… Другой – что лечение сложных болезней не бывает бесплатным для пациента, а только очень дорогим. Оба стереотипа возникли, к сожалению, не на пустом месте, однако уже далеки от реальности. Даже такая страшная напасть, как рак, оказывается преодолима с помощью федерального проекта «Борьба с онкологическими заболеваниями», отечественного производства и общественного контроля в интересах пациентов.

Новая редакция Конституции, принятая 1 июля, содержит в том числе статью о том, что здравоохранение должно быть доступным. Но что означает доступность новейших медицинских технологий для пациентов, страдающих сложными и дорогими в лечении болезнями? Как эта доступность реализуется на практике и чего для этого не хватает?

Этой проблеме была посвящена онлайн-сессия на телеканале Царьград. Обсуждалась доступность в России современной лучевой терапии в рамках реализации федерального проекта «Борьба с онкологическими заболеваниями». Ведущим круглого стола стал Юрий Пронько, а в студии Царьграда – лично или с помощью видеосвязи – выступили представители Государственной думы РФ, Российской академии наук, Министерства промышленности и торговли Российской Федерации, компаний-производителей медицинского радиотерапевтического оборудования, практикующие врачи и члены сообщества пациентов.

Триллион на борьбу с раком

Федеральный проект, который должны реализовать в России до 2024 года, предусматривает закупку 228 линейных ускорителей для лучевой терапии, признанной во всём мире одним из самых эффективных методов лечения онкологических заболеваний. На их закупку, по нашим оценкам, российским регионам выделят из федерального бюджета порядка 25 миллиардов рублей. Общая стоимость программы, рассчитанной до 2024 года, составляет почти триллион рублей, из которых 120 миллиардов пойдут на техническое переоснащение лечебно-профилактических учреждений онкологического профиля. Трата этих огромных ресурсов отнюдь не дань медицинской моде. Число онкологических больных растёт примерно на 5% в год. Но если раньше лечение рака было по большей части делом хирургов, а время жизни пациента после даже полностью успешной операции было, увы, не слишком продолжительным, то сегодня существуют методы ранней диагностики и передового лечения, позволяющие продлевать жизнь больных на долгие годы. «ОМС считает, что примерно 28% – это хирургия при онкологии, 22% – это таргетная терапия, 20% – это радиотерапия или лучевая терапия, а еще 12% – это лучевая терапия и химиотерапия, применяемые вместе» – так в цифрах обозначил важность темы внедрения новейшей аппаратуры лучевой терапии сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов. Именно это понимание проблемы легло в основу развернувшейся в студии Царьграда дискуссии.

https://youtu.be/fVZay_xRN-c

Ориентирование врачей и пациентов на прогрессивные методы терапии, на лечение на ранних стадиях, в конечном итоге на более высокую вероятность продолжения полноценной жизни на долгие годы – этот подход должен стать основным в отечественном здравоохранении. Для этого нужно решить проблему доступности современных технологий и методов лечения для пациентов, то есть в конечном итоге проблему оснащения медицинских центров высококачественным оборудованием, причём желательно отечественного производства, и задачу профессиональной подготовки врачей. Это именно те проблемы, которые решаются с большим трудом и далеко не только простым выделением необходимых средств.

В России есть собственная медтехника мирового уровня

По сути, сегодня Россия может использовать собственное оборудование для лечения онкологических больных, в том числе налажено производство линейных ускорителей – оборудования для лучевой терапии. Эксперты сходятся во мнении, что российское оборудование для спасения от рака не уступает западным аналогам.

В эфире Царьграда руководитель радиотерапевтической службы Свердловского областного онкодиспансера Дмитрий Бенцион высоко оценил качество линейного ускорителя отечественного производства, закупленного диспансером в рамках федерального проекта в 2019 году. 

В нашем отделении радиотерапии на новом аппарате Clinac iX ежедневно проходят лечение до 90 пациентов. Линейный ускоритель позволяет нам реализовать самые современные методики облучения злокачественных новообразований,

– сказал Дмитрий Бенцион.

Сегодня в России локализовано производство современного оборудования. И в Царьграде во время онлайн-сессии мнение отечественных производителей было хорошо слышно.

В прямом эфире Царьграда – эксклюзивная онлайн-сессия, посвящённая обсуждению проблемы доступности для населения современных технологий лучевой терапии. Фото: Царьград.

Выяснилось, что в Дубне, подмосковном наукограде, с 2019 года выпускаются линейные ускорители американской компании Varian, которая является одним из мировых лидеров по производству оборудования для лечения рака. В нашей стране такое производство единственное. Заместитель генерального директора предприятия «Фабрика радиотерапевтической техники» Дмитрий Соснов рассказал, что с американским производителем у фабрики подписаны соглашения на лицензионное производство трёх моделей ускорителей – строго в соответствии с технологией Varian. За счёт того, что аппараты выпускает отечественный производитель, цены на них российские, а функции такие, как у импортных аналогов.

Пожалуй, это тот редкий случай, когда дело сделано по уму и для людей. Судя по ценам на портале госзакупок, линейные ускорители, действительно, становятся более доступными. Посмотрим, к чему приведёт такая доступность.

Доступность зависит от сроков внедрения, а внедрение – от нормативной базы

Итак, деньги, для того чтобы поднять на новый уровень лечение рака в России, есть, новейшее оборудование тоже есть, однако нередко закупается оборудование устаревшее. Эту проблему в ходе онлайн-сессии обозначил председатель исполнительного комитета Межрегионального общественного «Движения против рака» Николай Дронов. Эксперт заявил, что сейчас необходимо организовать работу для принятия перечня поправок к приказу Минздрава РФ №56Н «Об утверждении перечня медицинских изделий для переоснащения медицинских организаций, подведомственных органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, оказывающих медицинскую помощь больным с онкологическими заболеваниями». В частности, нужно утвердить перечень вспомогательных систем и принадлежностей, которые повысят эксплуатационные возможности медицинских линейных ускорителей, чтобы в онкобольницах регионального уровня была возможность проводить сложное радиохирургическое лечение, не покупая при этом отдельные дорогостоящие «узкопрофильные» аппараты, на которых не будет такого потока, как на обычных ускорителях.

лечениеПациент во время процедуры в линейном ускорителе. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС 

Несмотря на поставленную общенациональную задачу по повышению доступности и качества оказания онкологической помощи, сегодня средства федерального проекта, предусматривающего техническое переоснащение онкологической службы в стране, всё ещё расходуются на закупку морально устаревшей технологии. Более того, до сих пор не отрегулирована нормативная база, в которой существует понятие гамма-терапевтического аппарата. Это оборудование положено почти каждому онкодиспансеру, в то время как во всём мире эта техника давно выводится из эксплуатации и считается малоэффективной, пояснили эксперты в студии.

Лучевая терапия представляет собой наиболее высокотехнологичный сектор современной медицины и, наряду с хирургией и химиотерапией, входит в тройку основных методов борьбы с раковыми заболеваниями. А действующие в России нормативы пока уравнивают гамма-терапевтические аппараты и ускорительные комплексы, из-за чего российский парк лучевой техники продолжает формироваться устаревшими установками.

Хуже того, траты на закупки гамма-терапевтической аппаратуры (ГТА), согласно открытым данным портала госзакупок, превышают цены на ускорительные комплексы. Почему? Да потому что локализация производства позволила снизить цены на линейные ускорители, а на фоне резко упавшего спроса на ГТА во всём мире и в России производители этого оборудования и региональные партнёры повысили на него цены.

Установка «Кибернож». Фото: Jens Büttner / Globallookpress 

Согласно данным портала государственных закупок, с 2019 года регионы ежегодно закупают 4-5 единиц установок ГТА по цене выше стоимости современного линейного ускорителя. К примеру, в 2019 году в Северо-Кавказском федеральном округе закупили сразу 2 кобальтовых гамма-аппарата по цене 90 миллионов каждый. Ещё больше поражает Дальневосточный округ: туда поедет, если можно так сказать, новая гамма-установка за 120 миллионов рублей! Однако и это ещё не всё. На сервисное обслуживание этих установок, а точнее на перезарядку источника ионизирующего излучения, каждые 5 лет владельцы тратят около 40 миллионов! Зачем тратить такие деньги на оборудование, которое вряд ли подарит веру в победу над раком?! 

Нет проблем, не имеющих решения. Но нужно захотеть их решить

Сегодня ситуация, сложившаяся в отечественной системе здравоохранения, хороша тем, что у власти есть чёткое понимание, когда к каким результатам мы должны прийти. По словам председателя Комитета Государственной думы по охране здоровья Дмитрия Морозова, в первую очередь к 2024 году должно увеличиться число пациентов, у которых раковые заболевания диагностируются на ранних стадиях. Сегодня таких пациентов, увы, чуть больше половины, в ближайшее время их должно быть абсолютное большинство – чем раньше диагностируется рак, тем выше вероятность успешного лечения. По словам Дмитрия Морозова, смысл государственной политики в этой отрасли очень прост: продлить «то, что называется временем безрецидивного течения заболевания», то есть период здоровой и полноценной жизни пациента. Для этого принципиально важно, чтобы стандартную помощь получал любой человек, где бы он ни жил.

Таков государственный подход, и его можно только одобрить, однако российские врачи и общественники уже готовы смотреть на проблему шире. Председатель союза пациентов Ян Власов говорит, что в борьбе с раком необходимо не ограничиваться работой с уже больным человеком, а начинать взаимодействовать со здоровым — нужен «ранний скрининг», борьба с болезнью на дальних подступах.

Вера врача и вера пациента в то, что онкологию можно побороть, – серьёзная сила. Фото: Photographee.eu / Shutterstock.com  

В завершение специалисты отметили, что внедрение новых технологий и нового программного обеспечения натыкается на ещё одну важнейшую проблему: «Соответствует ли у нас сегодняшняя программа медицинских вузов профессиональным стандартам в онкологии?» Пока нет. Это происходит потому, что медицинские вузы не подчиняются министерству здравоохранения с точки зрения организации образовательных программ для будущих врачей. Проще говоря, в России сейчас дефицит современно обученных онкологов, способных дать пациентам максимум того, что позволяет новейшее оборудование. Эту проблему существующая государственная программа, увы, пока не решает: она финансирует закупку медицинской техники, но не подготовку специалистов, способных с ней работать. Так что почивать на лаврах рано: чтобы победить рак, России предстоит… Да, вот именно. Учиться, учиться и учиться.

Впрочем, лучше всех итоги круглого стола подвёл самый знаменитый журналист Царьграда Юрий Пронько, заметивший, что во время обсуждения «испытал давно забытое чувство гордости за тех, кто занимается крайне важным, жизненным вопросом… Все, кто сегодня собрался в студии прямого эфира, занимаются тем, чтобы люди жили. Вера врача и вера пациента в то, что рак можно победить, – это главный итог».

 

©

You may also like


Сохранить и поделиться: